О необходимости прощать

от Александр Гулько за 18.02.2014 в

Матфея 18:21-35. Данный отрывок начинается с вопроса Петра о прощении, а затем следует учение Иисуса о Божьем прощении и предупреждение к нам о нашей обязанности прощать друг друга.
21 Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Петр, по сути, спрашивал: «Есть ли предел прощению?

Понятно, что человек, который грешит, а затем раскаивается, должен быть прощен и восстановлен несколько раз. Ну, а если он постоянно впадает в грех?

Сколько раз должен я прощать брату моему?» Возможно для того, чтобы продемонстрировать свое великодушие, Петр предложил предел «до семи раз», что, более чем в два раза превышало норму, допустимую по еврейскому обычаю. Используя ссылки из книги Амоса (см. 1:3, 6, 9, 11, 13; ср. Иов. 33:29), раввины взяли повторяемое утверждение Бога, относящееся к врагам Израиля, соседствующих с ними, и сделали из него универсальное правило, ограничивающее Божье прощение, а также распространили его на прощение человеческое.

22 Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз. Он мыслил измеримыми и ограниченными категориями закона, в отличие от неизмеримых и неограниченных категорий благодати. Закон ведет учет; благодать — нет. Поэтому Иисус сказал ему: «Не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз». Господь не расширял законные пределы прощения. Он вообще не говорил о законе или о пределах. Его ответ «до седмижды семидесяти раз» не означал 490 раз. Грешный человек склонен платить злом за зло без предела. Божья норма прямо противоположна; Иисус велел воздавать добром за зло без предела.

23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; В данной притче Иисус показывает отношение Бога, царя, к прощению Своих подданных, а также к прощению Его подданными, рабами, других. Граждане Божьего Царства — они же дети в Его небесной семье. В притче Бог показан как Господин, представленный в тексте царем, и как Небесный Отец (ст. 35).

24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; Этот неисчислимый и неоплатный долг олицетворяет долг за грех, и каждый человек находится в подобном долгу перед Богом. Когда Святой Дух обличает человека (Иоан. 16:8), человек понимает: его грех настолько велик, что он не в силах заплатить за него. В этом случае раб олицетворяет неверующего, которому дано познание Бога (Рим. 1:18 и далее), жизнь от Бога (Деян. 17:25) и возможность воздать Богу должное (ср. Рим. 11:36; Кол. 1:16), но который расточает Божье достояние в грехе.

25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить; Подобно тому, как неоплатная сумма денег является олицетворением неоплатного человеческого долга за грех, так и наказание, упомянутое здесь, заставляет задуматься об аде, где осужденные люди будут всю вечность расплачиваться за неоплатное. Но настанет день, когда каждый человек встретится с Царем, чтобы дать отчет о своей жизни. Это не тот окончательный судный день, как мы его себе представляем; это время осознания людьми своей греховности и необходимости в спасении. Это то время, когда будет проповедано Евангелие, или будет читаться Писание, или люди услышат личное свидетельство. Они столкнутся с реальностью, что им необходимо будет дать отчет Богу за свою греховную жизнь.

26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Припавший к ногам царя человек не осознавал того, что никогда не сможет выплатить долг, как бы долго и напряженно он ни работал. И всё же его ужасное положение подтолкнуло несчастного раба к отчаянной мольбе:

27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Здесь мы видим удивительную картину Божьей сострадательной любви к искренно кающемуся грешнику, который отдает себя на Божью милость. Человек попросил лишь потерпеть, чтобы попытаться заплатить царю, но вместо этого царь отпустил его и долг простил ему. Именно так поступает Бог с греховным долгом тех, кто приходит к Нему в смирении и с раскаянием. То, что происходит дальше в притче, кажется непостижимым — пока мы не осознаем, что каждый из нас может быть виновен в том, что в той или иной мере поступал так же, как этот прощенный раб.

28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. То есть первое, что сделал прощенный раб, выйдя из чертогов царя, — он разыскал своего товарища раба, который должен был ему некоторую сумму денег, и грубо потребовал вернуть долг, хотя, по сравнению с огромной суммой, которую только что простили ему, это были жалкие гроши. Иисус учит не тому, что грехи против кого бы то ни было, ничего не значат, а тому, что они незначительны по сравнению с теми преступлениями, которые каждый из нас совершил против Бога и которые Бог полностью простил нам. Вместо того, чтобы, подобно царю, проявить снисходительность, первый раб от одной мысли, что ему все еще не отдали долг, пришел в ярость. Найдя своего должника, он, схватив его, душил, говоря: «Отдай мне, что должен». По словам некоторых древнеримских писателей, кредиторы иногда душили своих должников до тех пор, пока у тех не начинала течь из носа кровь. Подчиненный умоляет своего кредитора, используя те же слова, которые использовал кредитор, обращаясь к царю:

29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе. Это должно было встряхнуть память прощенного раба и подсказать ему верный ответ. Но знакомые слова не вызвали в нем никакого сочувствия, несмотря на то, что свой долг он не смог бы выплатить за всю свою жизнь, тогда как его товарищ мог выплатить свой долг за несколько месяцев.

30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Проявив жестокую бессердечность, прощенный раб не захотел ждать, а пошел и посадил своего подчиненного в темницу, пока тот не отдаст долга. Зная о том, какой огромный долг царь простил первому рабу, и видя, как он поступил с задолжавшим ему рабом, его товарищи вознегодовали, что этот человек, по сути, поставил себя выше царя, действуя так, как будто он имел право быть менее милостивым, чем его повелитель.

31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Другие рабы рассказали царю эту ужасную историю, надеясь, что против непрощающего кредитора будут приняты соответствующие меры. Эта особенность притчи придает интересный оттенок ответственности, которая лежит на верующем. Верующий должен не только поэтапно применять наказание в отношении согрешающего брата, но и просить Самого Господа, чтобы Он наказал и очистил согрешающее дитя Божье, проявившее немилость.

32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;

33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? Как может человек, получивший Божью милость и прощение всех своих грехов, прощение неоплатного долга, не простить маленького проступка против себя? Царь ожидал не того, что первый раб даст шанс своему подчиненному возместить долг, а того, что первый раб помилует товарища своего и полностью простит его долг, как царь помиловал первого раба и полностью простил его долг.

34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Всякий раз, когда христианин грешит, Бога охватывает святое негодование (ср. Пс. 6; Деян. 5:1-10). Когда верующие забывают о божественном прощении, дарованном Богом, и отказываются распространить прощение на других, Господь отдает их истязателям (это слово может означать судебных следователей). Это также может быть стресс, нужда, тяжелые обстоятельства или другие трудности, пока человек не исповедает грех и ему не будет даровано прощение. Как говорит Иаков, «суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2:13).

35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его. Все верующие, какое бы положение они ни занимали и какими бы ни были их достижения в церкви, обязаны прощать все обиды по той причине, что Бог уже простил им неисчислимый долг. Верующие испытывают на себе два вида Божьего прощения: Прощение они обретают, когда человек приходит к Иисусу Христу как к Спасителю и Господу и кается в своих грехах. Но, так как верующие все еще подвержены искушениям и слабостям плоти, они впадают в грех даже после того, как получили спасение. За эти грехи они ежедневно нуждаются в Божьем прощении и очищении не для того, чтобы сохранить спасение, а для того чтобы восстановить нарушенные грехом взаимоотношения с Господом. Иисус имел в виду именно эти два аспекта прощения, когда сказал: «Омытому нужно только ноги омыть, потому что чист весь; и вы чисты» (Иоан. 13:10).

«Блаженны милостивые, — сказал Иисус, — ибо они помилованы будут» (Матф. 5:7). Истинное прощение, которое исходит от сердца, — это прощение, полное доверия; прощение, которое воспринимает согрешающего брата таким, каким он был до согрешения. Если мы по-настоящему прощаем человека, мы доверяем ему так же, как доверяли раньше.

Простить — это не обязательно забыть. Хотя истинно прощающий человек не будет все время таить обиду, иногда появляются напоминания, которые мы не можем контролировать.

Прощение также не включает в себя извинение греха. Грех всегда является грехом, и истинная любовь и милость никогда не пытаются представить грех в ином свете. Но прощение уничтожает горечь, гнев и чувство обиды, которые не только не удаляют грех, но, наоборот, увеличивают его.

Подлинное прощение не естественно, оно носит сверхъестественный характер и возможно лишь тогда, когда живущий в верующем Святой Дух дает на это силы.

Александр Гулько

Проповедник: Александр Гулько

Пастор церкви "Слово надежды" г.Бобруйск и Епископ ХВЕ в Могилевской области.

Оставьте комментарийОставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *