Печать
Категория: Слово Божье
Просмотров: 3040

(от Матфея 6:5-8 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.)

Иисус продолжает сравнивать истинную праведность с ложной, в частности, — с праведностью книжников и фарисеев относительно молитвы.

Раввинская традиция извратила и изменила истинное понимание того, как нужно правильно молиться. Уильям Баркли, Молитва превратилась в ритуал. Закрепились определённые словесные формы молитв, и молитвы просто читали или повторяли наизусть. Такие молитвы можно произносить, совершенно не обращая внимания на содержание. Молитва стала рутинным и не совсем осознанным религиозным упражнением. Набожный иудей повторял Шему два раза в день — рано утром и перед сном.

Шема — это молитва, начинающаяся словами «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть». В её состав вошли отдельные фразы из Втор. 6:4-9, 11:13-21 и Числ.15:37-41. Другая, ставшая формальной молитва — это Ше-монех эсрех («Восемнадцать»). Она содержала восемнадцать молитв на разные случаи. Благочестивые евреи повторяли все восемнадцать молитв утром, днём и вечером. Она тоже имела сокращённый вариант.         

Евреи должны были произносить обе молитвы каждый день, независимо от того, где они находились и что делали. Дома, в поле, на работе, в дороге, в синагоге или в гостях — в назначенное время каждый благочестивый иудей отрывался от своих занятий и совершал молитву. Временем для молитвы обычно были третий, шестой и девятый час (9:00, 12:00 и 15:00 по палестинской системе измерения времени). Ритуальные молитвы совершались с разным внутренним настроем: искренне, безразлично или в гордости. Иудеи, чьи сердца были праведны перед Богом, в своей молитве поклонялись Господу и прославляли Его. Они размышляли над словами молитвы и искренне верили тому, о чём молились. Другие повторяли те же слова машинально, скороговоркой, стараясь побыстрее закончить молитву. Книжники и фарисеи, наоборот, произносили молитвы медленно, выговаривая каждое слово и каждый слог. Три раза в день им предоставлялась замечательная возможность продемонстрировать свою набожность. Но самым ужасным искажением молитвенной жизни была молитва на публику, желание быть увиденным и услышанным окружающими, особенно другими иудеями.

Именно это заблуждение больше всего волновало Иисуса. «И, когда молишься, — говорил Он, — не будь, как лицемеры». Лицемерные книжники и фарисеи в молитве преследовали ту же цель, что и в остальных аспектах религиозной жизни — привлечь внимание окружающих и снискать себе славу. Это было сутью их «праведности», которой, по словам Христа, нет места в Его Царстве. Лицемеры любили останавливаться и молиться. Иудеи обычно молились стоя. В Ветхом Завете Божьи люди молились и на коленях, и распростёршись ниц, и стоя. В новозаветные времена обычной практикой было стоять во время молитвы, и желания быть замеченным это не означало. Истинный грех лицемеров, где бы они ни молились — в синагогах или на углах улиц, — в том, что они желали показаться перед людьми. Молиться в этих местах — не преступление. Но именно в синагогах и на углах оживлённых улиц собиралось множество людей, и именно туда приходили лицемеры, чтобы помолиться. Как всегда, грех возникает в сердце. Корень зла — гордость, желание возвысить себя перед собратьями. Подобно фарисею в притче Иисуса (см. Лук. 18:11), лицемеры молились для себя и для окружающих. Бога в такой молитве не было. Некоторые крайне настроенные верующие восприняли предостережение Иисуса в этом отрывке как призыв отказаться от публичной молитвы вообще. В Писании есть много примеров публичной молитвы, праведной и искренней. Но публичные молитвы книжников и фарисеев носили ритуальный характер, были неоправданно длинными, со многими повторениями, а, главное, показными. И подобно лицемерам, жертвующим ради людской похвалы, напоказ молящиеся уже получают награду свою. Им нужна была награда только от людей, и такую награду они получали.

Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф.6:6)

ПЕРВОЕ: Основная цель молитвы — общение с Богом, и если Богу не отводится в молитве главная роль, то это не молитва, а притворство. Бог должен не просто участвовать, а быть в центре этого общения. В отличие от запутанных иудейских преданий, учение Иисуса о молитве очень просто. Выражение «когда молишься» предполагает большую свободу действий.

ВТОРОЕ: Господь не назначает определённого времени для молитвы, не говорит о каких-то особых обстоятельствах. Словом тамейон (комната) называлась любая небольшая комната, даже кладовая. Таким образом, смысл в том, чтобы найти самое уединённое место для молитвы.

ТРЕТЬЕ: Как уже упоминалось, Иисус не запрещает молиться на людях вообще (ср. 1 Тим. 2:1-4). Но в данном случае Его цель — обличить фарисеев, книжников и других религиозных лицемеров.

Здесь Иисус говорит не о том, где надо молиться, а о том, каким должно быть наше внутреннее состояние. Если необходимо, говорит Он, иди в самое уединённое место, где тебя никто не увидит и у тебя не будет искушения молиться напоказ. Иди туда и затвори дверь.

Закройся от всех, чтобы твоё внимание принадлежало Богу, и помолись Отцу твоему. Сделай всё, чтобы отвлечься от себя и окружающих и посвятить своё время только Ему.

ЧЕТВЕРТОЕ: Иисус постоянно удалялся, чтобы помолиться наедине. Наши друзья и близкие могут знать, что мы молимся, но слова молитвы обращены не к ним. Иисус обращает наше внимание на тот факт, что истинная молитва — это дело глубоко личное. Даже когда мы молимся на людях, — если мы делаем это искренне, посвящая всё своё внимание Богу, — мы остаёмся наедине с Ним, в Его присутствии, внутренне закрываясь от окружающих.

ПЯТОЕ: Бог также видит тайное в том смысле, что Он никогда не открывает наших секретов другим. Многое из того, о чём мы говорим с Ним в своих сердечных молитвах, предназначено только для Его ушей.

Когда наша молитва предназначена не для людей, а для Бога, то и награду мы получаем от Него.

А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны (Мф.6:7)

Здесь Иисус обращает внимание на такую ошибку как говорение лишнего. Такие молитвы практиковались во многих языческих религиях того времени. Книжники и фарисеи много повторялись, выставляя напоказ свою набожность; но повторения использовали и другие иудеи, даже молясь наедине. Иудеи позаимствовали эту практику у язычников, которые считали, что ценность молитвы в количестве слов. Чем больше, тем лучше. Как объясняет Иисус, они думали, что в многословии своём будут услышаны. Молясь своим идолам, язычники считали, что божество надо сначала разбудить, потом задобрить, запугать, заставить слушать и отвечать — так действовали, например, пророки Ваала на горе Кармил (3 Цар. 18:26-29). Подобное находим и в Новом Завете. Ремесленники в Ефесе, по наущению Димитрия ополчившиеся на Павла и его учеников, в течение двух часов кричали: «Велика Артемида Ефесская!» (Деян. 19:24-34). Многие буддисты крутят колёса с написанными молитвами, веря, что с каждым поворотом колеса молитва отправляется к божеству. Католики ставят свечи, считая, что их прошения будут возноситься к Богу, пока не погаснет свеча. Католики также используют четки, чтобы отсчитывать количество прочитанных молитв «Аве Мария» и «Отче наш». Сами четки пришли в католичество в Средние века из буддизма через испанских мусульман. Все мы виновны в том, что часто молимся невнимательно, повторяя одни и те же молитвы перед каждым приёмом пищи и на каждом молитвенном собрании, почти не думая о содержании и забывая о своём Собеседнике. Безразличная, бессмысленная молитва оскорбляет Бога и поэтому должна оскорблять и нас. Иисус не запрещал повторять искренние прошения. В Своей притче Он хвалит настойчивого человека, достучавшегося до соседа глубокой ночью, таким образом поощряя настойчивость в наших отношениях с Богом. В притче о вдове и неправедном судье Иисус говорит: (Лук. 18:2-7).

Бог осуждает бессмысленную, бездумную декламацию религиозных заговоров и магических формул, а не искреннее, оправданное повторение молитвенных нужд и хвалебных слов.

не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него (Мф.6:8)

Наш Отец знает, в чём мы имеем нужду, прежде нашего прошения у Него. Мартин Лютер сказал: «В своих молитвах… мы наставляем себя больше, чем Его». Цель молитвы состоит не в том, чтобы убедить Бога или информировать Его о чём-то, а в том, чтобы прийти к Нему искренне, целенаправленно, сознательно и с полным посвящением. В молитве мы говорим Небесному Отцу о нуждах, о проблемах, которые гнетут нас, изливаем Ему своё сердце. Бог уже знает, в чём мы имеем нужду, и тем не менее желает, чтобы мы попросили Его. Он хочет общаться с нами, и Его желание гораздо больше нашего, потому что Его любовь неизмеримо больше нашей любви к Нему. Молясь, мы даём Богу возможность показать Своё величие, силу, любовь и провидение (ср. Иоан. 14:13). Отец наш знает наши нужды и конечно будет неправильно нам обращаться к кому-то из умерших Христиан, чтобы они донесли до Него наши нужды и ходатайствовали за нас. У нас есть только один посредник между нами и Богом (1Тим.2:5). Также нельзя использовать никакие образы, которые рано или поздно превращаются в идолов. Молиться по-настоящему — значит молиться с благоговейным сердцем и с чистыми намерениями, всё своё внимание отдавая не людям, а Богу. Это значит быть уверенным, что Небесный Отец слышит все просьбы и отвечает на них. Искреннее посвящение Он вознаграждает и отвечает по Своей благодати.